2013-01-10

nmuffles: (MewosInBunionTree)
позавчера, когда я поняла, что это я своими собственными руками отправила приглашение на празднование Дня рожденья Натека восьмерым маленьким детям, то есть, их родителям, я приняла факт собственного сумасшествия бесповоротно.   видимо, я подалась стремлению взять этот рубеж "на авось" и выйти если не победителем то непобеждённой.  но сейчас мне кажется, что я немного ошиблась и даже имею шанс надорваться душевно. 

мама в отъезде, ей хорошо!  няня тоже в отъезде, до завтрашнего дня, по-моему, или вечера.  ей тоже хорошо.  моим мозгам неймётся, но ноги уже не стоят и глаза открыты только для монолога в журнале. 

это всё муж виноват.  как он вчера сказал "я не знал, что их так много".  он имел в виду именно количество гостей.    я не боюсь восьмерых трёхлетних детей, я даже знаю, что с ними делать и как это осуществить.  я не знаю, что делать с их родителями.  куда их деть в течении полутора часов?  

торт я уже испекла один раз (кстати, выглядело беднее, чем я думала, в смысле, бисквит, как водится часто, не особо поднялся — или упал, споткнувшись?! — но вкусно вышло, я думала повторить, но просто не успею прийти в себя), так что решили на собственно праздник массовый — просто купить.

сметанный крем — ах, как легко его было сделать, и как он проникновенно сочетался с бисквитом-м-м!...

мой брат заделал протёкший потолок. так красиво, что хочется направить весь свет квартиры на этот, в общей сложности, квадратный метр потолка, и любоваться. 

но зато не работают четыре лампочки из шести, на навесной рельсе.  выключатель сломался.  праздник — в субботу утром. 

квартира не очень маленькая, но рояль занимает много места.  и кухня совсем крошка.   на кухне поставим сыр и фрукты, с шампанским.  детей, вместе с Ёлкой, уволокём {уволочим?!) в детскую, потом всё же появимся в гостинной, ближе к торту. 

шариков много накупим, расставим их "куститься" по углам, вот и не будет никто смотреть на втихаря исписанные домашними граффити стены и недавно — или давно? — отбитую краску на углах.  

сегодня в голове созрел окончательный сценарий "Репки".  после всего случившегося расскажу, а то неинтересно получится. 

я поняла, когда купила четыре картонных короба для всякого "муссома", хлама, в общем, который рука не поднимается выкинуть, что спустя восемь с половиной лет активного родительства, попросту оказалась не готова к этому родительству.  кроме шуток.  я всё могу и почти всё хочу — с детьми и даже вокруг них и их нужд и желаний.  но я так и не научилась вовремя избавляться от счетов, докучливых бумаг, налогов и страховок, писем о состоянии вложений и займов, подписок и прочая и прочая.  сколько, о боги, сколько всякой фигни лежит на моей душе зрительной в нашей квартире.  час назад закрыла первый короб крышкой.   обвела глазами полки и поверхности — будто ничего и не убирала, не выбрасывала, не складывала и не вычищала. 

Лернейская гидра, драгоценные мои.   куда, скажите, девать детские рисунки и попытки графические?  счета и конверты я хоть могу в порыве ярости тихой порвать и выбросить.  а журналы — рукописные, детские, сочинения иллюстрированные, загадки карандашные и шариковые комиксы, пособия для младшего брата собственного сочинения и стихи разноцветные — сколько квадратных метров жилых надо иметь, чтобы покрыть стены и потолки творчеством, и где бы запасную жизнь выторговать, чтобы просто не следить за счетами, не тратить драгоценные часы на обдумывание налогов и на ответы официальным лицам, не трепать себе нервы на подачах документов и на переоформлении заявлений и запросов в учебные заведения и государственные конторы, а — ходить по нескончаемым квадратным метрам, и просто отдыхать душой на рисунках и рифмах, цветах и раскрашенных кусочках бумаги.  или лежать и вверх смотреть.  и закрывать глаза, видеть сны и в них — рисунки и рифмы, цвета и раскрашенные кусочки бумаги. 

праздник в субботу.  простите все, кому не ответила на доброе слово, я просто зашиваюсь.  в субботу, — так получилось просто, у Ёлки лекция в музее. а между праздником Ната и лекцией она пойдёт в гости к подружке.  а в воскресенье мы с детьми идём в театр, на детский спектакль.  потом мы идём на каток, у детишек будут уроки, с той же самой чудесной девочкой-тренером, что поставила Ёлку на коньки в прошом январе.  а потом я буду стричься.

я вам не говорила, что мы катались на лыжах пятого января?  дети в лагре лыжном, оба, несмотря на то, что Натеку не хватало двух дней до официального возраста, с которого можно было записать?  оба по-отдельности, в разных возрастных группах, на обеденном перерыве сидели вместе, как птички.  вместе перекусили,  вместе в туалет сходили, вместе рисовали.  а потом опять разошлись по группам.  румяные оба, довольные, уставшие.  ещё хотят!  записали на 20 января их обоих опять.

а я, сидя на подъёмнике, забралась в карман своих лыжных штанов, и наткнулась пальцами на тоненькую, вчетверо сложеную квитанцию.  вытащила на облачный свет божий, развернула, прочла.  мужу протянула, он рассмеялся, и я не удержалась.  так мы вдвоём и ржали, пока не скатились на лыжах уже наверху, — и продолжали смеяться.  я даже упала, специально, чтобы не врезаться в толпу пингвинов, и продолжала хохотать.  отошла уже, как поднялась и отряхнулась:  квитанции оказалось десять лет, без месяца.  десять лет назад я каталась последний раз на лыжах!

я правда на доске немного покаталась прошлым апрелем, но это совсем баловство было. 

с почином, можно сказать, десять лет спустя!  как мы хорошо провели тот день! как было легко и красиво, просто отдохновенно.  мечтаю о том, как дети научатся хорошо кататься настолько, чтобы встречаться с ними у подъёмника внизу и на склонах расставаться ненадолго.  а потом закрывать глаза и видеть рисунки и рифмы, цвета и раскрашенные кусочки бумаги.