2012-10-21

nmuffles: (Default)

.. или музыку? — это было про музыку?  в общем, это не о девушках, а о заказчиках.

три года назад, или чуть больше, когда я сподобилась начать, всё же, учиться "по-настоящему" (а то вдруг прославлюсь, а диплом - собственноручного почерка, - не прокатит!), меня, решительную, направили в некий кабинет.  в кабинете едва помещался немолодой человек, явно приступивший к своим обязанностям после инсульта.  левая сторона его нехорошо ленилась, его это сердило, но так как на свою левую сторону изливать недовльство негоже, он перенёс эмоции на меня.  а может быть просто плохо перекус переварил.  вкратце, когда я сказала, что собираюсь в медсёстры, да не просто так, а начать здесь, в этом колледже попроще, а потом перевестись куда посолиднее.   он поморщился и сказал, что меня в стенах этого храма науки ждёт засада.  то есть, я даже представить себе не могу, сколько соискателей и соискательниц приходит на эти ступени (в этот самый кабинет размером чуть больше его ботинка, едрёна вошь!), с возвышнным желанием упорхнуть в Хантер (посолиднее, то бишь), и все, практически все они, кацо (придвинулся он ко мне чуть ближе, чем это позволяет западный этикет и я инстиктивно отпрянула, ударившись о дверь затылком), понимают, как они ошибались!   мало того, что у них самих очень высокие тербования, Хантер в гробу видал студентов из этого колледжа.  




о заказчиках )


я говорю, "пора подумывать об иммиграции на Луну".  на что муж ответил "да, если ещё остались те, кто может построить ракету так, чтобы она не только взлетела, но ещё и приземлилась". 

nmuffles: (Default)
в уборочном порыве раскопала оставленные клубки и клубочки, вперемешку с непочатым краем проектов.   в одном из мешочков лежал шарф мужа, которым полакомилась забредшая моль, зараза.  так он лежал уже пару лет, други.  я решила не откладывать в новоприобретённый долгий ящик, и починила его. 

день сегодня пьянящий своей красотой.  деревья, часовни солнечного света, раскрашивают мои эмоции во все цвета, подходящие моему цветотипу.  я бы в листья упала да угулялась в доску под этим небом безбрежной голубизны, такой чистой, что странно видеть дым печной над белёсым домом.   но мне надо до среды доделать домашнее задание, да завтра небольшая контрольная.  да окна немытые - были! уже чистые.





через полчаса:




а вернувшись с прогулки, я бы сделала себе шоколада горячего, чтобы был едва сладкий, и нажарила бы тостов с брынзой, откопала бы Тутси, и заползла на диван, укрывшись тёплым и мягким одеялом, какое бы под руку попалось.  и смотрела бы, ела бы, запивала и просто наслаждалась бы.  ни о чём ни думала: ни о том, что дом принял в себя мебель и книги, скатерти и даже игрушки детства моего мужа.  мебель - ладно, и даже нужно и хорошо.  но как расставить по местм мысли о том, что фотографии, с рамками "для дедушки и бабушки", на которых мои дети улыбаются внезависимости от смотрящего, прихали к нам же, среди коробок и электроприборов.   муж с недоумением глядит на детские книги, которые мои дети обожали рассматривать  пока им дед или покойная бабка читали, рассказывая попутно о том, кому была куплена эта книга - их папе или их дяде, где, когда..   

я решила не сердиться на свёкра, просто считаю его тронувшимся.  мне так легче.