2012-08-30

nmuffles: (Default)

утром мы позавтракали в Седле, и распрощались с ним, устремившись к Йеллоустоуну.  перед завтраком Натек для порядка покочевряжился пока Эля с мужем подковы кидали в песке, а потом смирилися с участью рядового героя и, умолкнув, пошёл завтракать. 

чтобы скрасить путь до Йеллоустоуна, мы заехали в горный курорт Snow King (Король, то бишь, снежный).  снега там, понятное дело, не было, но зато было летнее развлечение, обретшее славу повсеместную, под названием "Альпийский спуск (или горка)".  два желоба, огибающие горнолыжные подъёмники, спускающиеся с вершины к подножью горы.  мы дважды съехали: я и Ёлка по-отдельности, а муж - с Натеком.  Эля, надо отметить, особенно внимательно ехала, во второй раз даже раздавила паука.  по полноте деталей и тщательностью описываемого процесса можно было не глядя предположить, что двигалась убийца арахноида чуть быстрее самой жертвы.  самыми быстрыми "санями" были у папани с сыном.  я получила море удовольствия!



после "Короля Горы" мы заехали в Грэнд Тетон, на Сигнальную Гору (Signal Mountain), поланчевали, размялись и оглядели ещё раз напоследок весь этот хребет.  затем аки Недопёсок Наполеон III наставили нос на север и без остановок покатили в Йеллоустоун.  ехали больше трёх часов.  очень многие летом путешествуют либо в фургонах современных, то есть, в автобусах различной конфигурации - "домах на колёсах", либо на мотоциклах.  если первое мне никак ни по душе, то второй способ манит и оставляет надежду на беззаботность в будущем.

Йеллоустоун нас встретил хмурой погодой, дым и завеса от пожаров нагнетала обтановку.  время клонилось к сумеркам, и корме дыма от горячих "колодцев" нескольких особо сердитых гейзеров издалека мы видели толпы зевак, создававших пробки и заторы вокруг зверья, выходившего в это время на водопой.  самих животных тоже видели, но мельком: мы хотели добраться засветло до лагеря.



как только мы пересекли границу между Вайомингом и Монтаной, вся серость сменилась покоем и умиротворением, тучи все разбежались, оставив всего несколько тучных облаков для обрамления закатной неги, воздух из сизого стал чистым, умытым. 

лагерь нам показался торжественным.   в нём было три вида палаток: типи, просто двухместная палатка и фешенебельный вариант, с подиумом и печкой-буржуйкой.  наш был средний вариант, вполне вместивший всех нас и наше барахло.   по лагерю прогуливался кот маленького роста, очень ручной и ласковый.  ещё там был пёс, не помню, есть ли он на моих "карманных" снимках.  за оградой, окружавшей палатки, отдыхали лошади, вдали паслось стадо коров.  птицы свиристели без умолку.  лагерь стоял на реке Мэдисон и был "за семью печатями", то есть, заборами.  кроме забора вкруг палаток, через метров двести проходил электрический забор, и уже за ним был включавший в себя дом-ресторан последний забор.  мы чувствовали себя в полной безопасности. 

весь этот большой лагерь был кроходным белым мазком на фоне бескрайней природы. 

уложив детей спать, мы пошли к костру.  у самих палаток огонь жечь было нельзя, только общелагерный.  там мы познакомились с парнем, приехавшим их Лонг Айленда.  когда он получил ответ  на свой вопрос о языке, на котором  разговаривают между собой мои дети, парень рассмеялся, удивив нас тем, что его родители приехали из Польши.   он тоже со своей сестрой и братом говорил по-польски, родители настойчиво и неуклонно вырастили их говорящими на своём языке.  с ним в лагере была его мама, его кузен из Калифорнии и его тётя ... монахиня из Польши.  мы их видели, кстати, включая тётю, все четверо прибыли в то же время, что и мы.  тётя была в монашеском одеянии.  улыбчивая, с фиалковыми, как водится, глазами.  тётя - большая любительница горных походов и прогулок!  на последний свой день они приберегли походик длиной в 20 миль.  я уверена, что им очень понравилось.

лагерь был страшно цивильный, с душем и туалетом в трейлере, и многочисленными туалетами и умывальниками по всему лагерю в специально маркированных типи.

ресторан нас несказанно удивил.  вкусно было - не то слово!  вино отличнейшее, сервис порадовал.